«Непонятно, как себя поведет». Ученый рассказал о новом коронавирусе

0 34

"Непонятно, как себя поведет". Ученый рассказал о новом коронавирусе

В Национальном медицинском исследовательском центре гематологии сейчас изучают формирование иммунного ответа на новую коронавирусную инфекцию. Ученые уже видят реакцию клеток иммунной системы на SARS-CoV2. На основе полученных данных они разработали прототип теста, который способен определить в крови человека, больного COVID-19, концентрацию антител. О том, зачем нужны подобные исследования и можно ли заразиться SARS-CoV2 второй раз, корреспонденту РИА Новости рассказал заведующий лабораторией трансплантационной иммунологии НМИЦ гематологии Григорий Ефимов.

к этому моменту уже, как правило, понятно, что человек болен.

— Антитела появляются минимум на четвертый день болезни. После десятого дня, по данным китайских исследователей, диагностическая ценность выявления антител даже выше, чем инфекции как таковой. Такой анализ позволяет назначить больному наиболее подходящую терапию. Это первый момент.

Второе: сейчас в Москве начинают активно применять метод лечения пациентов с COVID-19 плазмой доноров, уже переболевших коронавирусной инфекцией. Это довольно старый метод, который использовали при других похожих заболеваниях. Он вполне эффективен. Но для лечения нужна плазма крови с высоким содержанием антител. Это показывает количественный тест.

Третье: в будущем, когда пандемия подойдет к концу, поголовное исследование на антитела позволит узнать реальное количество инфицированных SARS-CoV2. Таким способом мы сможем вычислить даже тех, кто болел бессимптомно.

— Вряд ли их будет много. По данным китайских коллег, к 28-му дню болезни антитела определяются в крови 95 процентов пациентов с подтвержденным диагнозом COVID-19. Это значит, что у такого числа больных антитела в крови отреагировали на конкретный белок, который использовали создатели теста.

Дело в том, что когда разрабатывают тест, то берут небольшой фрагмент вирусного генома. Его помещают в клетки — бактериальные или человеческие. Те его «прочитывают» и создают белок, аналогичный одному из вирусных. На него и реагируют антитела во время теста.

"Непонятно, как себя поведет". Ученый рассказал о новом коронавирусе

Григорий Ефимов, заведующий лабораторией трансплантационной иммунологии НМИЦ гематологии

"Непонятно, как себя поведет". Ученый рассказал о новом коронавирусе

В лаборатории трансплантационной иммунологии НМИЦ гематологии

"Непонятно, как себя поведет". Ученый рассказал о новом коронавирусе

В лаборатории трансплантационной иммунологии НМИЦ гематологииГригорий Ефимов, заведующий лабораторией трансплантационной иммунологии НМИЦ гематологииВ лаборатории трансплантационной иммунологии НМИЦ гематологииВ лаборатории трансплантационной иммунологии НМИЦ гематологии

— Да. Методологически это несложная вещь. Ее делают для разных инфекционных заболеваний уже лет тридцать. Вопрос в том, что это вирус новый и надо правильно подобрать фрагмент, на который антитела вырабатывались бы особенно активно.

Иногда для создания теста используют вирус целиком. Так, например, обстоит дело с системой, которую на днях зарегистрировал Центр вирусологии и биотехнологии «Вектор». Они вырастили SARS-CoV2, убили его и теперь ловят на него антитела. Это нестандартный подход, потому что не все лаборатории могут работать с вирусом такого класса опасности.

— Не могу ответить на этот вопрос. Тест «Вектора» в руках не держал. Что касается нашей системы, то, судя по предварительным данным, она достаточно точная. Сейчас у нас нет ни одного ложноотрицательного результата.

Правда, и выборка небольшая — всего десять человек. Это люди из самой первой волны заболевших. Они уже выздоровели, отсидели положенный карантин и абсолютно здоровы. На образцах их крови мы и проверяем наши тесты. Работать с биоматериалом пациентов, которые только лечатся, мы на сегодняшний день не можем.

Кроме того, мы испытывали тест на образцах, которые были заведомо неинфицированы. Это кровь доноров, замороженная довольно давно. И ни один анализ не определил в них антител к SARS-CoV2, то есть мы не получили ни одного ложноположительного результата.Распространение нового коронавируса

Это, конечно, обнадеживает, но мы с коллегами понимаем, что все нужно перепроверить. Пока же у нас есть прототип, работающий в лабораторных условиях. Чтобы его зарегистрировать, надо получить информацию о его чувствительности не в лаборатории, а на каком-то предприятии, которое будет этот тест производить.

— Да, сейчас с одной компанией договоренность есть. Пока не хочу говорить название — мы еще не подписали соглашение. Если все пойдет по плану, то уже через две недели тест зарегистрируем.

— Я опубликовал пост на своей странице в фейсбуке, где описал наше исследование, рассказал про испытание тестов и написал, что нам нужны волонтеры с подтвержденным диагнозом COVID-19. И неожиданно получил очень бурный отклик. Многие захотели участвовать. Часть уже пришла, часть только собирается — им надо досидеть карантин. После придут к нам в центр, сдадут кровь.

Но антитела — только небольшой кусок нашей работы. Более долгое и важное исследование — это изучение Т-клеточного иммунного ответа на SARS-CoV2. Добровольцев с подтвержденным диагнозом мы привлекаем и к этим экспериментам.

— Ничего необычного. Мы видим, что у переболевших есть Т-лимфоциты. Эти клетки, если им показать фрагмент вируса, активируются. Они «готовы к бою». Их еще называют клетками иммунной памяти. Но мы пока не знаем, на какие фрагменты вирусного генома они реагируют и как это сочетается с его мутацией.

— Пока мы сказать не можем. Слишком мало времени прошло после выздоровления первых пациентов. Но есть одно китайское исследование, согласно которому, «снаряд два раза в одну воронку не падает». Ученые инфицировали SARS-CoV2 двух обезьян, вылечили их, а потом попытались снова заразить, но им это не удалось.

С другой стороны, на днях появилось какое-то очень странное сообщение от корейцев, что у них 91 случай повторного заражения. Вообще непонятно, что это значит. Мне кажется, еще рано судить.

Конечно, есть коронавирусы, к которым антитела сохраняются около трех месяцев, и, следовательно, повторно заразиться можно довольно быстро. Это возбудители обычной ОРВИ. Они с нами миллионы лет, приспособились к нам, научились уходить от иммунного ответа. А новый коронавирус только впрыгнул в человеческую популяцию. Непонятно, как он себя поведет.

Но мы можем опираться на данные по SARS-CoV, геном которого значительно совпадает с РНК нового коронавируса. По нему мы знаем, что антитела сохраняются в крови в довольно высокой концентрации один-два года. Вполне вероятно, что так будет и с SARS-CoV2.
ria.ru
http://ria.ru/20200415/1570046154.html

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пять × два =